Ахтем Сеитаблаев: «Трудно слушать, когда мама рассказывает о том, как погиб ее единственный сын»

В это воскресенье в 21:30 ведущий "Храбрых сердец" Ахтем Сеитаблаев познакомит Украины с новыми героями. Истории каждого участника военно-патриотического проекта задевают за живое и остаются в сердцах навсегда. Насколько трудно работать в таком непростом проекте? О чем говорить с теми, кто видел войну? Об этом и другом Ахтем Сеитаблаев рассказал в интервью mediasat.info.

— Ахтеме, сложно психологически работать над "Храброе сердце"?

— Да, с точки зрения эмоционального восприятия — очень непросто. Трудно слушать, когда мама рассказывает о том, как погиб ее единственный сын. Она не опустила руки, продолжает помогать таким же, как и он, ребятам, считая, что это — ее сыновья. И как она привозит помощь им в такие труднодоступные места, куда даже наши спецназовцы не могут добраться, а она — приезжает. Когда ты общаешься с такими людьми, слушаешь их истории, очень трудно оставаться спокойным.

— Какими были комментарии на "Храбрые сердца"?

— На телеканале реакция была якобы положительной. Для меня это — первый опыт ведения, я предупреждал продюсеров, я не ведущий, а театральный и кинорежиссер. Я знаю, что в программе иногда слишком включаюсь в то, что слышу, плохо это или хорошо …

— манеру ведения программы "Храбрые сердца" менять не планируете?

— Нет. Я такой, какой я есть. Мне 42 года, и у меня достаточно сформировано представление о том, как обращаться с людьми и как говорить. Я не сторонник того, чтобы общаться с людьми, которые прошли и ежедневно проходят ад, иначе. Я не могу иногда подобрать слов, когда обращаюсь к ним. Для меня все это — действительно фантастика. Я не могу не целовать руку матери, заходит в зал. В крымских татар вообще считается признаком невоспитанности НЕ целовать руки старшему по возрасту, и мужчинам — в частности. Если это кого-то коробит, это не моя проблема.

— Учитывая то, что это — ваш первый опыт работы телеведущим, что оказалось труднее, что давалось легко?

— Сложно совмещать: быть мостиком между участниками программы и зрителями, быть собой и организационные вещи. Например, слушать "ухо", с помощью которого тебе что-то важное подсказывают. Эти вещи гармонизировать пока не получается так, чтобы чувствовать себя абсолютно свободно.

— Бывали ли вы в зоне АТО?

— Да, имел честь в августе побывать с Адой Николаевной Роговцевой. Это был его творческий вечер, продолжительностью полтора часа — отрывки из фильмов, поэзия, которую читала она и ее дочь, Екатерина Степанкова.Преимущественно украинский, кстати, поэзия. И два отрывка из спектакля. В одном случае играли мы с Адой Миколаивноюа, в другом — с Екатериной отрывок из "Варшавской мелодии". Плюс — отрывок из фильма "Хайтарма". Из-за съемок не успел побывать с ними во всех пяти городах, но в двух успел — Краматорск и Славянск. И это были невероятные встречи. И с людьми, которые живут там, и с бойцами. Ты видишь глаза людей, которые много пережили, которым в принципе ничего от тебя не надо, кроме того, чтобы ты с ними разговаривал. О чем угодно. О погоде, о хлебе, о море, о войне. Им нужно, чтобы их слушали и им что-то в ответ говорили, а иногда и молчали. Везде были полные залы. И русскоязычные люди прекрасно слушают украинскую поэзию.

Больше о работе в "Храброе сердце", съемки фильма "Хайтарма" и о дальнейших планах Сеитаблаева читайте здесь.

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

    ×
    Рекомендуем посмотреть